Откровенный обмен трениями

Этот пост был первоначально опубликован на этот сайт

Коммерсанть

Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев провели в Женеве переговоры, ставшие первой встречей столь высокого уровня после саммита президентов двух стран в Хельсинки. Стороны не смогли принять совместное заявление, разойдясь в оценке предполагаемого вмешательства России в президентские выборы в США. Это, однако, не помешало Джону Болтону заявить о «значительном прогрессе» на переговорах, затрагивавших ключевые проблемы двусторонних отношений: от стратегической безопасности до Ирана и Сирии. Николай Патрушев назвал проделанную работу «конструктивной» и заявил о готовности изучить все предложения США. Стороны подтвердили стремление вернуться к совместному поиску решений ключевых проблем безопасности, прерванному войной санкций.

Переговоры за глухим забором

Завершившаяся в четверг, 23 августа, вечером встреча Джона Болтона и Николая Патрушева в Женеве продолжалась более пяти часов в закрытом режиме. Организаторы переговоров, проходивших в постпредстве США при ООН и других международных организациях, приняли все меры, чтобы избежать любых несанкционированных утечек. Об уровне секретности переговоров свидетельствует хотя бы то, что освещающих их журналистов не пустили даже на протокольную встречу Джона Болтона и Николая Патрушева с произнесением приветственных слов, предшествовавшую самим переговорам.

В отличие от июльского саммита президентов Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, продлившегося более двух часов и завершившегося совместной пресс-конференцией, сессия вопросов-ответов в Женеве запланирована не была.

Главным источником информации о ходе переговоров и достигнутых договоренностях в итоге стали заявления самих участников, сделанные ими для прессы на разных площадках отдельно друг от друга уже после завершения встречи.

«Мы обсудили весь спектр вопросов двусторонних отношений, затрагивающих нераспространение и контроль за оружием, борьбу с терроризмом, незаконную миграцию, темы, связанные с киберпространством, региональные вопросы, такие как Сирия, Ближний Восток, Афганистан и Украина»,— назвал темы состоявшегося обсуждения Джон Болтон.

Список перечисленных советником президента США вопросов подтверждает: переговоры в Женеве стали самым обстоятельным совместным мозговым штурмом, предпринятым российской и американской сторонами за время правления президента Трампа, так и не сумевшего реализовать свое предвыборное обещание начать нормализацию отношений с Москвой. При этом последние комментарии Джона Болтона напомнили о том, что главные раздражители в российско-американских отношениях никуда не уходят, несмотря на продолжение начатого в Хельсинки диалога на высшем уровне.

«Мы не достигли соглашения с Россией по поводу ее вмешательства в выборы в США»,— сообщил американским журналистам советник президента Трампа. По словам господина Болтона, США также «не потерпят вмешательства в выборы, которые должны пройти в 2018 году». «Мы готовы принять все необходимые меры, чтобы этого не произошло»,— попытался успокоить многочисленных критиков президента Трампа в Вашингтоне, обвиняющих его в недопустимой мягкотелости и готовности пойти на «сговор с Россией», архитектор российской политики Белого дома.

Сохраняющиеся разногласия сторон по вопросу предполагаемого «российского вмешательства» в президентские выборы в США так и не позволили участникам переговоров в Женеве принять итоговое заявление.

«Планировали подписать совместное заявление, но не подписали, потому что американцы хотели, чтобы в совместном заявлении было, что мы вмешивались в их выборы, но мы это не подтверждаем, говорим, что этого не было»,— пояснил журналистам Николай Патрушев, назвавший этот вопрос «слабой темой обсуждения». Впрочем, при этом господин Патрушев сделал упор на том, что стороны сумели избежать войны слов и были нацелены на достижение практических результатов.

«Важно отметить, что никаких обвинений в наш адрес во время встречи не прозвучало. Работа шла конструктивно»,— сообщил секретарь Совета безопасности РФ. По его словам, американская сторона согласилась работать над переданными ей в ходе переговоров российскими предложениями. В Москве, по словам Николая Патрушева, готовы изучить американские предложения и рассчитывают на «оперативную реакцию Вашингтона по обозначенным инициативам, с тем чтобы приступить к предметной работе по снятию взаимных озабоченностей».

Несмотря на свою репутацию «ястреба», позитивный настрой демонстрировал и Джон Болтон: «Я думаю, что мы достигли значительного прогресса, мы определили конкретные сферы, в которых можно восстановить линии коммуникаций и проводить больше работы в рамках соответствующих ведомств».

Впрочем, о каком «значительном прогрессе», достигнутом в Женеве, идет речь, господин Болтон подробно объяснять не стал.

Неоконченный торг по Ирану

Несмотря на обтекаемые заявления участников переговоров, некоторые их признания прозвучали весьма неожиданно. Так, Джон Болтон сообщил журналистам сенсационную новость о том, что США отказались от якобы сделанного им российской стороной предложения установить границы пребывания иранских войск в Сирии в обмен на приостановку американских санкций на экспорт иранской нефти, введение которых запланировано на ноябрь.

«Патрушев предложил определить географические пределы для присутствия иранских сил в обмен на то, что США приостановят введение санкций. Мы отвергли это предложение раньше, отвергли и сегодня. Санкции возвращаются, это ясно»,— сказал он, добавив, что обсуждал с Николаем Патрушевым различные пути, как можно добиться ухода Ирана из Сирии. «Мы обсуждали Иран и экономические санкции, и я объяснил, что наша цель состоит в том, чтобы оказать максимальное давление на режим»,— пояснил Джон Болтон.

Российская сторона признала, что тема иранской ядерной программы обсуждалась, как и ситуация в Сирии. «Мы с большим уважением относимся к тому, что и как осуществляется Ираном с точки зрения обеспечения его собственной безопасности и действий, в том числе в Сирии, по приглашению законного правительства этой страны. Но это не означает, что в данной сфере нет перспективы или пространства для дальнейшей работы»,— так прокомментировал ТАСС замминистра иностранных дел Сергей Рябков заявление Джона Болтона.

То, что торг вокруг иранского присутствия в Сирии будет центральной темой встречи, было ясно еще до ее начала. До того как приехать в Женеву, Джон Болтон заявил, что основным условием любых переговоров о будущем Сирии остается уход из этой страны иранских сил.

На встречу с Николаем Патрушевым американский политик приехал уверенным, что у Вашингтона есть «рычаги давления» на Москву, так как она «завязла» в Сирии и ждет, что кто-то другой профинансирует послевоенное восстановление страны. «Я думаю, что их бурная дипломатическая активность в Европе говорит о том, что они хотели бы найти кого-либо еще, кто, к примеру, будет нести расходы на восстановление Сирии — в чем они могут добиться успеха, а могут и не добиться»,— сказал он, намекнув, что позиция Вашингтона может быть определяющей и для европейских партнеров. То есть, судя по его словам, формула сделки могла бы звучать как «восстановление Сирии в обмен на уход из этой страны Ирана».

Впрочем, понятно, что возможности России повлиять на Иран весьма ограниченны, и чтобы чего-то добиться от Тегерана, Москве нужно предложить ему что-то взамен. По мнению директора проекта «США/Ближний Восток» Даниэля Леви, «русские дали понять Джону Болтону, что не могут требовать от Ирана ничего, что будет противоречить его национальным интересам». «У России и Ирана не отношения слуги и хозяина. Между ними действует принцип: ты — мне, я — тебе»,— пояснил Даниэль Леви “Ъ”.

Сергей Строкань, Марианна Беленькая

подробнее на {{ original_post_url}}