Обвиняемые по делу Серебренникова не признали вину в хищениях

Фигуранты дела АНО «Седьмая студия» режиссера Кирилла Серебренникова отказались признавать вину в мошенничестве на 133,2 млн руб. Сам Серебренников назвал обвинение абсурдным

Кирилл Серебренников (Фото: Антон Новодережкин / ТАСС)

Обвиняемые по делу «Седьмой студии», в том числе режиссер и худрук театра «Гоголь-центр» Кирилл Серебренников, отказались признавать вину в мошенничестве с 133,2 млн руб. из бюджетных субсидий на проект по популяризации современного искусства «Платформа». Об этом они заявили в Мещанском суде Москвы, который в среду, 7 ноября, начал рассматривать дело «Седьмой студии» по существу.

На скамье подсудимых — Серебренников, бывший генпродюсер «Седьмой студии» Малобродский, бывший директор организации Юрий Итин и экс-руководитель департамента господдержки искусства Минкультуры Софья Апфельбаум (на момент задержания она была директором Российского академического молодежного театра). Также в деле фигурирует уехавшая за рубеж Екатерина Воронова, бывший генпродюсер «Седьмой студии». Главный свидетель обвинения — бывший бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева, признавшая вину в хищении средств и давшая показания на бывших коллег. Ее дело выделено в отдельное производство, оно еще не дошло до суда.

«Я не признавал и не признаю себя виновным. Это обвинение не просто абсурдно; ты вроде понимаешь все слова, но связать их воедино и понять их смысл не можешь. В какой-то момент я подумал, что у прокурора сломался принтер, и он много раз распечатал одно и то же», — заявил Серебренников. «У меня за время 11-месячного заключения было много возможностей перечитать в комментированном Уголовном кодексе статью 159, которую мне вменяют. И мне по-прежнему категорически непонятно, в чем меня обвиняют. Я не понимаю, какое именно хищение, какой суммы и когда я совершил, чьим доверием я злоупотребил или кого обманул. В материалах дела нет внятного ответа на эти вопросы» — заявил Малобродский, добавив, что отрицает любое свое участие в противоправном присвоении денег.

«Обвинение не отражает ни наших показаний, ни фактических обстоятельств дела и содержит множество ошибок», — заявила Апфельбаум. СКР и прокуратура признали, что «Седьмая студия» действительно провела все мероприятия в рамках «Платформы», на которые получила средства и о которых отчитывалась в Минкультуры; в этой связи единственный вопрос, которым могло задаваться следствие, — насколько бюджетные траты соответствовали реальной стоимости всех работ, подчеркнул адвокат Итина Юрий Лысенко. Вместо этого следствие и гособвинение «поставили знак равенства между обналичиванием и хищением», заявил адвокат, подчеркнув, что «оборот наличных денег в стране не запрещен».

Действующие лица: кто проходит по делу Серебренникова Еще 2 фото

Фотогалерея

«Сплоченная группа»

Гособвинение в суде представляют прокуроры Олег Лавров и Надежда Игнатова. Из обвинительного заключения, которое зачитал Лавров, следует, что Серебренников и Итин в мае 2011 года основали «Седьмую студию», «зная о выделении средств федерального бюджета» на проекты по популяризации современного искусства и «имея корыстный умысел, направленный на личное обогащение путем обмана и злоупотребления доверием». Для хищений они создали «устойчивую сплоченную группу, в которую привлекли Малобродского, Воронову, Масляеву и Апфельбаум», говорится в документе.

Впервые заключив соглашение о субсидии, сотрудники «Седьмой студии» стали направлять в Минкультуры «заведомо недостоверные списки мероприятий» с завышенной оценкой затрат на них, считает гособвинение (в дальнейшем процедура повторялась каждый год). Получаемые средства сотрудники организации перечисляли подконтрольным юрлицам по фиктивным договорам и обналичивали, а затем отправляли в ведомство недостоверную отчетность.

К обналичке сотрудники «Седьмой студии», по версии гособвинения, привлекли знакомых предпринимателей, а также подконтрольные им полтора-два десятка юрлиц​. При этом чаще всего эти бизнесмены «не были осведомлены о преступном умысле» своих контрагентов, уверено гособвинение. Сумма каждого из десятков фиктивных контрактов составляла несколько сотен тысяч рублей, подсчитало следствие. Получив деньги, члены группы присваивали их и распоряжались ими «по своему усмотрению», утверждается в обвинении.

Кто пришел поддержать Кирилла Серебренникова. Фоторепортаж Еще 11 фото

Фотогалерея

Роль Апфельбаум, возглавлявшей департамент в Минкультуры, была в том, чтобы «обеспечивать отсутствие надлежащего контроля» за отчетностью «Седьмой студии», а также гарантировать ей «преимущественные условия участия в открытых торгах», утверждает гособвинение. «Платформа» была личной инициативой Серебренникова​, тем не менее Минкультуры проводило открытые торги на показы спектаклей в рамках этого проекта. Например, в 2011 году Апфельбаум включила в конкурсную документацию требование провести показы постановки по поэме Льюиса Кэролла «Охота на Снарка». В репертуаре артистов Серебренникова как раз был такой спектакль, поэтому соответствующее требование появилось в условиях конкурса по согласованию с руководством «Седьмой студии», чтобы отсечь возможных конкурентов, убеждено гособвинение. «Седьмая студия» при этом была единственным участником торгов.

Сомнения в ущербе

Минкультуры заявило к обвиняемым гражданский иск на всю сумму ущерба — 133 млн руб.; он будет рассмотрен вместе с уголовным делом. В действительности ведомство сомневается в размере ущерба, указала на заседании адвокат Малобродского Ксения Карпинская: «В предварительных слушаниях представители Минкультуры заявили, что у них претензия не на 133 млн, а на 39 млн, о чем у меня есть соответствующая запись​», — сказала на заседании Карпинская.

Оперативным сопровождением расследования занималась служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ России, которой Минкультуры отчитывалось о деятельности «Седьмой студии» еще в 2016 году.