Мифы путинской России. Есть ли душа у чиновника? Чем чаще приходится лебезить перед начальством, тем больше соблазн нахамить людям, от которых ты не зависишь

На днях министр труда Саратовской области учила народ, как хорошо можно существовать на прожиточный минимум, если покупать еду со скидками и соблюдать религиозные посты. От диеты станешь моложе, красивее и стройнее.

Подобные циничные заявления неоднократно можно было слышать от разных наших чиновников и депутатов. Кажется порой, будто в России живут особо бездушные люди, которым доставляет удовольствие не только грабить и дурить сограждан, но также постоянно издеваться над ними, теша свое самолюбие. Но на самом деле представления о распространенном в России особом цинизме — это такой же миф, как популярное в прошлом представление об особой духовности русского народа-богоносца, о его вселенской доброте и отзывчивости.

Для того чтобы разобраться в этом мифе, давайте вспомним систему советской торговли. Наши покупатели часто сетовали на грубость и хамство продавцов. А те немногие, которые бывали за рубежом, сравнивали советскую торговлю с западной, отмечая, что там покупателю обычно улыбаются и уж точно никогда не хамят. Естественно, доминировало «культурное» объяснение различий. У них, мол, высокая культура торговли, а у нас низкая. Мало в СССР воспитывают продавцов, мало разъясняют необходимость заботы о покупателе.

На самом деле культура в таких случаях играет роль довольно редко. Встречаются иногда природные хамы, которые просто не способны общаться с людьми иначе, но это все же довольно редкий случай. В нормальном обществе такие «животные» представляют собой вымирающий вид, поскольку им трудно найти работу, получить приличную зарплату, содержать семью, растить детей.

Проблемы советской торговли были социально-экономическими, а не культурными. Продавец, точно знающий, что дефицитный товар у него оторвут с руками, может позволить себе любое общение с покупателем и все равно план выполнит.

Но если даже не выполнит (в том случае, когда торгует ненужным народу хламом), работу свою не потеряет, без зарплаты не останется. В рыночном же хозяйстве торговля должна крутиться, поскольку и начальство требует от продавца вежливости, и сам он понимает, что распугивать клиентов — значит встать на дорогу к бирже труда.

С чиновниками и депутатами путинской эпохи похожая история. По большей части они не природные хамы (хотя иногда встречаются и такие), но в авторитарной политической системе эти люди не зависят от народа, от выборов, от статей журналистов, от мнения общественности. Зависят они только от начальства. Если современный российский продавец в условиях рыночной экономики становится постепенно все больше похож на продавца из западных стран, то современный российский функционер становится все больше похож на старого советского продавца, любящего покричать на скопившийся в очереди бесправный народец: «Вас много, я одна». У этого человека по социально-политическим причинам возникает совершенно бесчеловечная мотивация.

Если политик понимает, что он (или партия, которую он представляет) зависит от результатов выборов, то возникает необходимость быть вежливым, или во всяком случае не издеваться над народом столь откровенно, как это делает министр Саратовской области. Даже если конкретному функционеру не надо проходить через выборы, он вынужден заботиться о репутации той политической силы, которую представляет. Поскольку, если заботиться он не будет, то его выгонит собственное начальство. В душе министр может всех ненавидеть (и так часто бывает в самых что ни на есть демократических странах), но определенные правила поведения ему приходится соблюдать. От соблюдения правил зависят рабочее место, карьера, доходы, способность кормить семью и все будущее благосостояние этого человека.

Если же политик понимает, что достаточно лебезить перед начальством и произносить набор заклинаний о России, Путине и нашем великом народе, то к конкретным представителям этого самого народа можно относиться наплевательски.

Более того, чем чаще приходится лебезить перед начальством, тем больше оказывается соблазн нахамить тем людям, от которых ты не зависишь. И это уже вопрос не политический и не экономический, а морально-психологический.

Трудно чувствовать себя ничтожеством, вынужденным пресмыкаться перед сильными мира сего. Особенно если формально ты депутат или даже министр. И поскольку сорваться на начальстве никакой подчиненный себе позволить не может, он часто срывается на своих подчиненных или на посторонних людях. Демонстрируя им, что они ничтожества, министр чувствует себя значимым. Рассказывая о том, что они должны питаться «макарошками», этот функционер с большей радостью идет затем в любимый ресторан, где дорогие блюда услаждают не только желудок, но и душу. И чем больше он может заплатить за свои удовольствия, тем лучше становится страдающей душе этого маленького винтика большой путинской машины.


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ ДОСТУПНЫ ПО ССЫЛКЕ