КС выдал отпускные

Этот пост был первоначально опубликован на этот сайт

Коммерсанть

Конституционный суд удовлетворил жалобы известного российского физика академика РАН Михаила Данилова и еще нескольких заявителей. Они жаловались на отказы работодателей в выплате компенсаций за неиспользованные отпуска при увольнении. Основанием для отказа служила сложившаяся в российских судах правоприменительная практика, которая ограничивала срок возможной защиты прав на компенсацию 21 месяцем после окончания года, в который должен был быть предоставлен отпуск. КС указал, что эти сроки не имеют отношения к регулированию «связующих работника и работодателя трудовых отношений».

Господин Данилов в декабре 2015 года был уволен с должности и. о. главного научного сотрудника Института теоретической и экспериментальной физики в связи с сокращением штата организации (см. “Ъ” от 7 ноября 2015 года). При увольнении ему не была выплачена компенсация за 505 неиспользованных дней отпуска за период с 1997 по 2012 год. Господин Данилов в 2016 году обратился в Зюзинский районный суд Москвы, однако ему было отказано в удовлетворении требований. Суд заявил, что при увольнении срок обращения в судебные инстанции составляет 21 месяц с момента окончания года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск (18 месяцев — предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный ст. 9 Конвенции Международной организации труда №132 «Об оплачиваемых отпусках», и три месяца — срок для обращения за судебной защитой, установленный ст. 392 Трудового кодекса (ТК) РФ «Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора»). Мосгорсуд, а также Верховный суд РФ поддержали решение районного суда.

Конституционный суд, куда господин Данилов обратился в апреле 2018 года (см. “Ъ” от 28 апреля 2018 года), объединил его жалобу с аналогичными делами. Так, Тверской районный суд в августе 2016 года лишь частично удовлетворил исковые требования трех бывших сотрудников ЗАО «Делойт и Туш СНГ», требовавших компенсацию за неиспользованные отпуска с 2004 по 2016 год. В пользу двоих заявителей суд взыскал с ответчика компенсацию за неиспользованные отпуска за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню увольнения.

В постановлении КС напомнил, что для случаев увольнения работников, не использовавших причитающиеся им отпуска, в ст. 127 ТК РФ (реализация права на отпуск при увольнении работника) предусмотрена выплата денежной компенсации:

«Ст. 127 ТК РФ не устанавливает ни максимальное количество неиспользованных дней отпуска, ни ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения».

Ограничительный срок, на который ссылались суды, как заявил КС, «предназначен исключительно для регулирования процессуальных отношений, возникающих в рамках разрешения индивидуальных трудовых споров между работником и работодателем, а не для регулирования связывающих работника и работодателя трудовых отношений, включающих такой компонент, как денежная компенсация за все неиспользованные отпуска при увольнении». КС заявил, что судебные решения, указанные в постановлении, подлежат пересмотру.

Юрист правозащитного центра «Мемориал» Галина Тарасова, которая представляет интересы Михаила Данилова, отметила, что практика временного ограничения «пошла с 2013 года»: «Мы так и не определились, с какими именно решениями это связано. Но понятно, что такая практика нарушает права граждан; в советский период, в 1990-е и в 2000-е годы даже не ставилось под сомнение, что при увольнении все не отгулянные отпуска должны компенсироваться». Она напомнила, что в поданных жалобах приведено «несколько десятков примеров подобных обращений»: «Но в судебной практике по стране, я думаю, таких жалоб сотни».

В Минтруде “Ъ” сообщили, что «регулярно получают письма по данной тематике», и напомнили, что обязанность отслеживать соблюдение работниками графика отпусков лежит на работодателе.

Неиспользование работником отпуска не лишает его права на получение денежной компенсации за все неиспользованные к дню увольнения отпуска: «Российское трудовое законодательство предоставляет работникам более широкие гарантии, чем это предусмотрено Конвенцией МОТ».

«КС разъяснил, что норма Конвенции МОТ, на которую ссылались суды при отказе в предоставлении компенсации, распространяется лишь на тех работников, которые продолжают трудиться, и по своему буквальному смыслу не рассчитана на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам,— отметил адвокат Павел Астахов в разговоре с “Ъ”.— Конечно, на практике ситуация может складываться в обход всех действующих норм, когда работодатель заставляет сотрудников принудительно писать заявление на отпуск, а по факту сотрудник в это время трудится и при увольнении на компенсацию отпуска претендовать не может, так как, согласно бумагам, он в отпуске был. Многие работники предпочитают не оспаривать этот порядок, чтобы не ссориться с работодателем».

Валерия Мишина

подробнее на {{ original_post_url}}