«Девушка, которая застряла в паутине»: сестричка-истеричка и ее Otravita

Этот пост был первоначально опубликован на этот сайт

Российская Газета

После шведской кинотрилогии, снятой по трем книгам Ларссона датчанином Нильсом Арденом Оплевом (это тот, который недавно сварганил дурацкую хоррор-версию «Коматозников»), свою версию первой части — с новым актерским составом, но от этого не менее бессмысленную — представил Дэвид Финчер.

Писатель к тому времени давно умер и пик своей славы не застал, но доение миллионов фанатов «скандинавского нуара» — дело чрезвычайно прибыльное, так что издатели не стали хоронить Лисбет вместе с ее создателем и предложили журналисту Лагенкранцу, прославившемуся соавторством биографии футбольного идола Швеции Златана Ибрагимовича, продолжить варганить бесхитростную беллетристику, замешанную на перманентной скандинавской депрессии, бесконечных женских страданиях и назойливом феминистском реваншизме. Чем он и занялся, к сегодняшнему дню накропав уже две книжки, за которыми в скором времени последует третья.

Очевидно, придя к выводу, что с литературного наследия Ларссона хватит двух подходов, кинобоссы из Sony положились при эксгумации франшизы (учитывая рыночную конъюнктуру — конечно, неизбежной) на «свежий взгляд» Лагенкранца, взяв за основу нового фильма о Лисбет его первую книгу «Девушка, которая застряла в паутине» (в оригинальном названии романа опять нет ни девушки, ни паутины, зато в английском — есть, поэтому по экрану всё ползают пауки, неистово символизирующие опасность и коварство современных технологий).

Как и у Ларссона, давшего первой книге такую обезоруживающе прямолинейную вывеску, история Лагенкранца мало чем отличается от другой подобной продукции, коей скандинавские страны завалили планету, — взять хотя бы детективчики норвежца Ю Несбё (в прошлом году мы имели несчастье посмотреть прескверную экранизацию одного из них).

Мужчины, которые ненавидят женщин, — они везде. И они действительно ненавидят. Исступленно и изобретательно (не все, конечно, есть вот, например, классный парень — журналист Микаэль Блумквист, но здесь он уже окончательно превратился в элемент интерьера). Поэтому вселенной Ларссона-Лагенкранца нужен герой. Хорошо, что есть Лисбет Саландер. Умная, смелая, сильная — и, разумеется, независимая. К ее недостаткам можно отнести разве что идиотский костюм застрявшей в пубертатном возрасте

подробнее на {{ original_post_url}}