Глава Рособрнадзора ответил на самые острые вопросы родителей о ЕГЭ

Станет ли в системе ЕГЭ больше обязательных предметов? Зачем в девятом классе устный экзамен по русскому? Могут ли ребенка, «провалившего» Всероссийскую проверочную работу, оставить на второй год? Эти и многие другие «горячие» вопросы участники родительского собрания задали главе Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Сергею Кравцову.

— Серьезных изменений в проведении ЕГЭ в новом учебном году не будет, — рассказал он. — Число обязательных предметов осталось прежним, минимальные баллы также на уровне прошлого года. Еще до сентября на сайте Федерального института педагогических измерений мы разместили демоверсии по всем предметам.

С 2022 года иностранный язык станет для участников ЕГЭ обязательным

Пожалуй, самая главная «новинка» — введение обязательного собеседования по русскому языку для девятиклассников. Теперь без этого «зачета» допуск к остальным экзаменам они получить не смогут. «Не думаю, что это усложнение. Это возможность оценить устную речь», — считает Сергей Кравцов.

Отвечая на вопрос из Амурской области, Сергей Кравцов добавил, что усложнение экзаменов по русскому языку ни в девятых и ни в одиннадцатых классах не планируется: результаты Единого госэкзамена действуют четыре года, здесь «важна стабильность».

Еще одно нововведение — ЕГЭ по китайскому языку. «Будут ли вузы учитывать его результаты как вступительный экзамен?» — прозвучал вопрос мамы из Читы. Ответ: это они будут решать сами. Также Сергей Кравцов напомнил, что с 2022 года иностранный язык станет на ЕГЭ обязательным. Будет ли при этом экзамен разделен на базовый и профильный уровни (как, например, ЕГЭ по математике), пока обсуждается.

Многих родителей интересовало, расширится ли перечень обязательных предметов ЕГЭ: добавятся ли, например, история, география, физика… Сергей Кравцов подчеркнул: по этим предметам таких решений нет. По его словам, любым серьезным изменениям в системе итоговой аттестации должно предшествовать не менее двух лет подготовительной работы и апробаций. Это касается и введения компьютерной модели ЕГЭ по информатике: в этом учебном году ее не будет.

Что еще важного? Например, оказалось, что сложности были у выпускников, сдававших ЕГЭ по истории: далеко не все смогли грамотно работать с исторической картой. А успешно выполнить задания ЕГЭ по физике многим помешало недостаточное владение математическим аппаратом и ошибки в простейших расчетах.

— Эти трудности идут не из старшей школы, — отметил глава Рособрнадзора. — Чтобы вовремя выявить пробелы в подготовке, проводятся Всероссийские проверочные работы. И важно, чтобы они проходили объективно. Да, есть школы, которые показывают необъективные результаты. Мы не применяем к ним административные меры, но максимально публично освещаем проблему.

Напомним, с 2015 года российские ученики написали более 33 миллионов проверочных работ. В 2018 году их проводили более 40,5 тысячи школ, участие приняли почти 5 миллионов школьников. В этом году Всероссийские проверочные работы будут обязательными для 4-х, 5-х и 6-х классов, а для 7-х, 8-х и 11-х классов участие добровольное. Вводить ВПР в начальной школе пока нет необходимости, но этот вопрос открыт для обсуждения.

На встрече прозвучал вопрос: если ребенок плохо написал ВПР в четвертом классе, может ли на основании этого школа оставить его на второй год? Что за «санкции»? В ответ Сергей Кравцов призвал школы перестать «кошмарить» родителей: никаких подобных рекомендаций Рособрнадзор не давал.

Проверочные работы — это объективный инструмент для того, чтобы выявить проблемы и понять, над чем работать. Исправлять ситуацию в 11-м классе уже поздно.

Кроме того, участников встречи тревожила практика составления рейтингов школ по результатам ЕГЭ. По мнению родителей, это создает нездоровую обстановку в самих школах. Сергей Кравцов напомнил, что задача госэкзаменов — оценить индивидуальные достижения учащихся, а не школы. Большинство регионов от составления таких рейтингов уже отказались.