В камне, в бронзе, в живой памяти

«Именно благодаря России, пусть и зачастую авторитарной, Франция до сих пор продолжает существовать», — такое неожиданное, прямо скажем, признание пришлось встретить на днях во «французском» интернете. Если бы оно прозвучало от французов в 1914-м или в 1945-м, удивляться не приходилось бы. Но это сегодня историк Эдуар Юссон пишет: «Пять миллионов погибших гражданских и военных в годы Первой мировой; 27 миллионов погибших гражданских и военных в 1941-1945 гг. Такую цену заплатили Российская империя и Советский Союз за защиту свободы в Европе»

Русские умеют ценить благодарность. Спасибо за ваши признания, мсье Юссон! Но еще 5 лет назад такое упоминание о Первой мировой кольнуло бы национальное самолюбие: вот, французы помнят, а мы сами забыли!

Первую мировую войну называли «неизвестной» и «забытой». Забыты были ее герои. Это было несправедливо. Мы вернули долг нашим предкам — солдатам Первой мировой.

В течение десятилетий Первая мировая в общественном сознании находилась в тени революции 1917 г. и Гражданской войны. Переход между этими событиями был весьма условным. Вспомним, выход советской России из Первой мировой произошел 3 марта 1918 г. Однако еще 23 февраля 1918 г. красногвардейские отряды оказали сопротивление наступавшим на Псков немецким войскам. Эти события, которые стали символическим «днем рождения» Красной Армии, почему-то всегда воспринимались как часть истории Гражданской войны, хотя мы имеем полное право считать их и последними боями Первой мировой.

Были и объективные причины у забвения. У нас обошлось без «потерянного поколения». В целом, в России Первая мировая война не воспринималась как травматический опыт. Как то негативное событие в прошлом, которое заставляет к себе постоянно возвращаться в ночных кошмарах. Наоборот, та война описывалась как «нулевая точка революции», после которой началось строительство нового, более справедливого мира.

Конечно, это не отрицает ужасные потери, понесенные Россией. Прошли через войну 15,5 млн солдат и офицеров русской армии. Общее количество погибших, по подсчетам 1925 г., составило порядка 800 тыс. человек. А если учесть умерших от ран, не вернувшихся из плена или тех, кто был отравлен немецкими газами на фронте и умер вскоре по возвращении, то общая цифра значительно возрастет. Более поздние исследователи называли 1,8 млн. Сегодня мы можем встретить также цифру более, чем 2 млн. человек.

Но того апокалиптического видения, как в Европе, у нас нет. В Каннах есть известный монумент солдатам первой мировой — «Нашим мертвым». А когда в тех же Каннах установили при участии Российского военно-исторического общества памятник русским солдатам, сражавшимся во Франции, то это был «Ангел с пальмовой ветвью», ангел мира. Что называется, почувствуйте разницу.

По-разному для нас война и начиналась. Неверно говорить, будто 1 августа 1914 г. «Россия вступила в войну». Нам ее объявили германцы, отказавшись от всех предложений уладить мирным путем возникшие на Балканах разногласия. К сожалению, призыв Николая II использовать международно-правовые механизмы, а не грубую силу, не был услышан. Кто-то не верил, что война начнется. Другие жаждали ее, думая, будто она завершится быстро. Реальность оказалась совершенно иной. «Европейские партнеры» не желали прислушаться к нам, что ввергло весь мир в кровавую бойню.

Для России это была именно оборонительная война. Будучи членом Антанты, мы оттягивали в 1914-1917 гг. более 40% всех сил Германии, Австро-Венгрии и Турции. Русская армия одержала ряд блестящих побед под Гумбинненом и Варшавой, в Карпатах и на полях Галиции, под Сарыкамышем и Эрзерумом. Мы сражались за собственные национальные интересы, однако русские солдаты несли освобождение и другим народам. Так, благодаря успешному наступлению Кавказской армии генерала Юденича десятки тысяч армян были спасены от развязанного младотурками геноцида. Славянские народы Австрийской империи смотрели на нас как на освободителей.

Русская армия не проиграла Первую мировую в военном отношении. Однако революционные потрясения привели к тому, что 3 марта 1918 г. был заключен Брестский мир. Это урок: в период потрясений именно внутреннее единство — залог выживания.

Мы должны помнить о том, что Россия вела себя как достойный член коалиции, исходила из того, что только совместными усилиями можно разбить врага. Победы русской армии неоднократно облегчали положение французов, англичан, сербов, итальянцев и румын на других фронтах, подчас спасая их от поражений. Особое значение в годы Первой мировой имел союз с Францией. Еще Александр III в 1891-1893 гг. заключил с нею военные конвенции, цель которых была действовать совместно в случае немецкий агрессии. Через 20 лет такой момент настал. Россия прекрасно понимала, что победу в войне против одной из сильнейших армий в мире принесет только коалиционная, совместная стратегия. В 1914 г. мы организовали наступление в Восточной Пруссии, которое оттянуло часть сил с Запада: в итоге Германия потерпела сокрушительное поражение под Парижем, ее блицкриг сорвался. Она была обречена на затяжную войну, которую не могла выиграть. Точно также и в 1916 г., когда немцы атаковали Верден, мы начали наступление у озера Нароч, оказав поддержку нашим союзникам.

Символом русско-французского союза стал Русский экспедиционный корпус. Несколько бригад в 1916-1917 гг. прибыли во Францию и участвовали в боях на Западном фронте. В апреле 1917 г. они отличились в боях у Курси и высоты Мон-Спэн. Проявив чудеса мужества и отваги, русские солдаты выполнили поставленные перед ними задачи.

Один из участников тех событий — ефрейтор Малиновский, будущий Маршал Советского Союза. Его боевой путь во Франции продолжался вплоть до самого окончания Первой мировой — в составе Русского легиона чести, добровольческой части, которая после революции в России и прихода к власти большевиков продолжила сражаться против общего врага. За отвагу он был награжден французским Военным крестом с двумя звездами.

Российско-французский союз был основой той системы международной безопасности в Европе начала XX века, который сумел стать эффективным методом противодействия имперским амбициям Германии. К сожалению, спустя 20 лет этого союза уже не было, чтобы эффективно встать на пути нацистской агрессии.

Боевое товарищество России и Франции Первой мировой — предмет не только многих научных исследований, но и специальных усилий по увековечению. За последние 8 лет на территории Франции открыты 8 различных памятников, посвященных тем событиям. Так, еще в 2011 г. в центре Парижа Владимир Путин открывал памятник Русскому экспедиционному корпусу. В дальнейшем ряд других монументов был установлен при поддержке Российского военно-исторического общества. Три обелиска Русскому экспедиционному корпусу во Франции открыты в коммунах Курси и Агилькур, во французском Бресте.

Еще 5 лет назад часто спрашивали: почему у нас нет памятника героям Первой мировой? Сейчас таких памятников десятки. Лучшие и самые значимые из них установлены РВИО. Из 235 наших памятников, 34 — это монументы Героям Первой мировой. Всего же по всей России усилиями местных властей, общественных организаций появилось за последние годы около 100 различных памятников, бюстов и мемориальных досок, связанных с «забытой» прежде войной.

Главным стал национальный монумент на Поклонной горе. Готовясь к его возведению, мы организовали Всероссийский конкурс на лучший проект. Организовали сбор средств на памятник — всем миром, как это всегда было принято в России. Любой человек в любой момент мог принять участие в святом деле. Большой театр, МХТ имени Чехова, Московская консерватория давали благотворительные концерты и спектакли. В Московской филармонии для сбора средств выступили альтист Юрий Башмет и пианист Борис Березовский.
Так мы выработали основные принципы для установки памятников Первой мировой. Это открытость, максимально широкое свободное обсуждение. И создание монументов на народные средства, сбор пожертвований, который дает всем чувство сопричастности.

Монумент Героям Первой мировой на Поклонный горе в Москве, 1 августа 2014 г. открывал Президент. Сказанные тогда им слова: «Сейчас мы возрождаем историческую правду о Первой мировой войне» — можно считать нашим девизом на 4 года.

Можно говорить и о целой плеяде величественных монументов Героям первой мировой, установленных нами, — Калининград, Псков, Саранск, Тула, Липецк, Гусев в Калининградской обл., Киров, Ставрополь… Есть и трогательный памятник «Прощание славянки» на Белорусском вокзале, который объединяет память сразу о двух войнах: Первой мировой и Великой Отечественной.

Мы утверждали память о Великой войне не только в бронзе и камне. Фильм-памятник «БатальонЪ» Игоря Угольникова встретил теплый прием у публики, а также получил ряд престижных наград. Мы его поддержали в производстве, как и десятки других кино- и телепроектов.

Мы организовали или содействовали в проведении более 20 выставок. Например, «Взгляни в глаза войны» в Малом Манеже — ради этой выставки Павел Лунгин на время прервал карьеру кинорежиссера, став ее художественным руководителем. Наконец-то появился Музей Первой мировой — в Ратной палате в Пушкино.

В 2015 г. состоялась премьера нашей компьютерной игры «Илья Муромец», посвященной чуду русской техники, четырехмоторному бомбардировщику. Действие происходит во время Брусиловского прорыва на Западе Украины… У «Ильи Муромца» много поклонников по всему миру.

Попробую резюмировать. 5 лет назад представления о месте России в Первой мировой были расплывчатыми. С тех пор проделана серьезная системная работа по институционализации памяти о Великой войне, закреплении ее в общественном пространстве.

Подводя итоги нашей пятилетки, отмечу, что 2014 году треть опрошенных ВЦИОМ считала Россию победительницей (34%), и такая же доля (35%) опрошенных полагала, что наша страна войну проиграла. По данным свежего опроса ВЦИОМ мы видим значительный рост числа тех, кто уверен в военной победе России — сегодня их почти половина (49%). Также выросло и количество наших сограждан, которые считают, что участвовать в Первой мировой было необходимо — с 30 до 42%. Более половины (51%) опрошенных сегодня считают, что Победа была бы нашей, если бы не революция. А в 2014 таких было лишь 40%.

Готовя эту статью, я вновь перечитал слово Президента на открытии памятника Героям Первой мировой на Поклонной. И обнаружил, что одна мысль, высказанная 4 года назад, как-то особенно актуально звучит именно сегодня. Закончу на этой гуманистической мысли: трагедия Первой мировой «напоминает о том, к чему приводят агрессия и эгоизм, непомерные амбиции руководителей государств и политических элит, берущие верх над здравым смыслом, и вместо сохранения самого благополучного континента мира — Европы — подвергают её опасностям. Хорошо бы помнить об этом и сегодня».