Хор чикагских мальчиков

Этот пост был первоначально опубликован на этот сайт

Коммерсанть

Красноярский экономический форум (КЭФ) полностью посвящен дискуссиям о структурных и институциональных реформах, проекты которых разрабатываются в экспертных институтах к выборам 2018 года. Внутри рыхлого внутривластного «альянса за реформы», тем не менее, почти нет разногласий — это усиливает его позиции и позволяет более жесткие, чем ранее, формулировки. Основными общими предложениями является сокращение доли госкомпаний в экономике, реформа институтов развития, увеличение инвестиций в образование, здравоохранение и сохранение окружающей среды, отказ от макроэкономических экспериментов, инновации в госуправлении.

Пленарную сессию КЭФ, проходящего 20-22 апреля в Красноярске, вице-премьер Аркадий Дворкович открыл объявлением вполне определенной технической задачи. Форум за три дня работы должен обсудить спорные моменты в рекомендациях правительству и президенту по циклу среднесрочных (2017-2025 годы) структурных и институциональных реформ. Напомним, сейчас параллельно обсуждаются две программы — Центра стратегических разработок (ЦСР) под руководством Алексея Кудрина и план действий правительства, собираемый в Минэкономики под руководством министра Максима Орешкина. Несмотря на то что оба плана формально конкурируют, экспертные группы Минэкономики и ЦСР сильно пересекаются. Кроме того, представители правительства представляют свои предложения и на площадку ЦСР, и в Минэкономики. Оба документа должны до конца мая 2017 года быть обсуждены в Белом доме и Кремле. Помимо этого есть более локальные реформы — например, реформа контрольно-надзорной деятельности (КНД) под эгидой министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова, создание новых IT-систем фискального контроля под управлением ФНС, реформа госзакупок (Минфин и Минэкономики), инициативы ФАС. Задача КЭФ — выявить конкурирующие и конфликтные инициативы и проанализировать региональные приложения будущих программ — форум традиционно обсуждает и региональную повестку.

Итоги трехдневной дискуссии Аркадий Дворкович обещал подвести сегодня. Впрочем, два дня работы КЭФ вполне убедительно показывают, что, с одной стороны, их будет немного и, по крайней мере для известных пунктов программ ЦСР и Минэкономики, их нельзя назвать стратегическими (де-факто пока известно лишь о различных моделях будущей налоговой политики, в идеологии совпадающих). В целом среди экспертов практически нет разногласий по будущему рекомендованному экономическому курсу. Можно говорить о пока рыхлом, но тем не менее существующем альянсе сторонников ограниченных реформ, которых во властных структурах больше, чем можно было бы ожидать. Во всяком случае, открытой критики этих идей на КЭФ нет, напротив, главная претензия к разработчикам, обсуждаемая в кулуарах,— недостаточная радикальность предложений, по крайней мере в вопросах внутренней экономической политики.

Принципы эти (в подчеркнуто неконфликтной форме, но в показательно жестких формулировках) были изложены уже на панельной сессии КЭФ утром 21 апреля — их озвучил Алексей Кудрин, и, по крайней мере со стороны Максима Орешкина, Аркадия Дворковича, Михаила Абызова, главы СИБУРа Дмитрия Конова и других участников обсуждения, они сопротивления не вызвали. Так, по словам главы ЦСР, одним из основных условий роста ВВП темпами выше 3% в год является существенное, в течение шести-семи лет, сокращение доли государства в корпоративной собственности с нынешних уровней до 15-20% и полный уход его за тот же срок из двух ключевых секторов — добычи и финансов.

Еще один тезис Алексея Кудрина — необходимость снижения репрессивного характера правоохранения и, в частности, сокращения числа заключенных в РФ, хотя бы ради решения проблем на рынке труда. Впрочем, при всей жесткости тезиса глава ЦСР воздержался от очевидной мысли — эффективной эта реформа может быть лишь при частичной декриминализации легких наркотиков, дающей ФСИН в России самую большую часть клиентуры с небольшими сроками тюремного заключения. В целом уже виден барьер-ограничитель для реформ: значительная часть инициатив очень скоро упрется в сильный консерватизм основной части населения в такого рода вопросах.

Максим Орешкин дополнил тезисы Алексея Кудрина безусловным принципом сохранения достигнутого макроэкономического равновесия. Отметим, абсолютным большинством участников КЭФ макростабильность выводится за скобки дискуссии и воспринимается как данность, эксперименты с которой недопустимы. Он же провозгласил необходимыми изменения в структурных принципах управления исполнительной властью, отказ от идеи «иерархических колодцев» вертикального подчинения и перехода к более современным подходам к управленческим технологиям. По словам Максима Орешкина, внутри Минэкономики эти подходы тестируются в рамках внутреннего «проектного офиса». Кроме того, министр предупредил, что план действий правительства до 2025 года предполагается сделать адаптивным и динамическим, что исключает его существование в виде «многостраничного плана» (это, пожалуй, единственная мысль, которая аудиторией, но не президиумом, была явно не понята — от господина Орешкина постоянно требовали «четкого плана действий»). В свою очередь, Аркадий Дворкович дополнил повестку необходимостью долгосрочных реформ в сфере формирования и капитализации человеческого капитала, в том числе в образовании и здравоохранении, а также учетом экологической тематики. Напомним, с момента первого раунда «коррекции плана-2020» в 2011 году рост вложений в эти госсектора с сокращением силовых расходов является общим местом всех такого рода инициатив.

Последствия чрезвычайно трудного процесса оформления «альянса реформаторов» во власти очевидны. Так, все ключевые участники КЭФ категорически отказывались комментировать выпущенный накануне указ президента Владимира Путина по экологической реформе и поддержке наилучших доступных технологий (НДТ), открывающей возможности существенного и резкого увеличения квазиналоговых экоплатежей с предприятий. Напомним, с идеей НДТ ранее выступал помощник президента Андрей Белоусов (формально он также часть «альянса реформаторов» — но не в этом вопросе), при этом радикальный механизм НДТ неофициально критикуется в экономическом блоке Белого дома. Опасения по поводу указа на пленарной сессии КЭФ в итоге высказывал только Дмитрий Конов, остальные участники дискуссии лишь призвали более комплексно подходить к зеленой теме, которая, тем не менее, остается в повестке будущих реформ, несмотря на ужесточение риторики. Между тем в кулуарах КЭФ участники форума не из властных структур вполне определенно говорили об экологическом указе как о свидетельстве низкого уровня управления во властных структурах. А основной и общей претензией к складывающемуся «альянсу реформаторов» впервые была названа не излишняя, а недостаточная радикальность инициатив (напомним, участники КЭФ — это в большинстве своем госслужащие и сотрудники госкомпаний).

Дмитрий Бутрин, Красноярск

подробнее на {{ original_post_url}}