Умягчение мундиров. Что если Бастрыкин переквалифицируется в искусствоведа?

Этот пост был первоначально опубликован на этот сайт

Novaya Gazeta

Год начался с большого события для отечественной культуры. Следственный комитет заключил официальное соглашение о сотрудничестве с Московской консерваторией им. Чайковского. В СК обосновали пользу от коллаборации в специальном заявлении. Мол, «профессия юриста во все времена была элитарной, а ее представители — интеллигентными, высокообразованными и эрудированными людьми». Но в последнее время что-то, кажется, пошло не так. И теперь у партнеров «общая цель — воспитать и развить в молодежи чувство сопереживания, неравнодушие к человеческому горю, которых иногда так не хватает и сотрудникам Следственного комитета». Иными словами, хотя юристы в СК исторически элитарны, им прямо сейчас немного не хватает эмпатии, и с этим нужно что-то делать. «Истинно верный путь» к решению этой задачи, как отметил в своем докладе лично Бастрыкин, связан с музыкой, ведь она «отогревает сердца».

В заявлении СК цитируется и мнение ректора Московской консерватории Андрея Соколова, который отогревание сердец следователей назвал «заметной страницей в биографии консерватории». Радости в этих словах отчего-то не чувствуется, да и не ясно, будет ли обмен опытом между выдающимися специалистами в своих областях двухсторонним. Станут ли, скажем, следователи учить виолончелистов шить дела? Или, например, будут ли в ответ на умягчение сердец организованы выездные семинары для оркестрантов по повышению раскрываемости партитур?

С учетом обстановки, сложившейся в российской культуре в последние годы, сотрудничество консерватории с силовым ведомством выглядит вполне рациональным. Вы развлекаете гражданина начальника, а вам взамен не арестовывают рояль — как это случилось в «Гоголь-центре». Но вот аналогичного пресс-релиза на сайте Московской консерватории, где в красках описывалась бы польза для музыкантов от сотрудничества с голубыми мундирами, найти все же не удается.

Конечно, музыка кое-кому отогревала сердца еще в сталинские времена.

Известно, что сам вождь народов был большим меломаном, регулярно посещал оперный театр, а к 1948 году даже стал ведущим в стране музыкальным теоретиком. Александру Бастрыкину пока приписывают только интерес к стихосложению и любовь к французской певице

подробнее на https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/01/13/75133-umyagchenie-mundirov